Mikhail Haritonov (haritonov) wrote,
Mikhail Haritonov
haritonov

Categories:

Мущщинское

В пандан к «девачковому» примитиву написался «мущщинский». Это не на спор, а так, симметрии ради. Возможно, потом я соберу эти безделки и объединю в один цикл «Примитивы». В смысле – облегчённые по сравнению с «обычным Харитоновым» тексты, где стилизация очень заметна и сюжетный поворот всего один.


ИНТЕРВЬЮ

Да уж, знавал я этого парня, Ивана Дэнниса. И вот что я вам скажу - он оказался полный псих, этот парень. И мой лучший друг. Вот так бывает.
Познакомились мы в Красных Ключах. Третья зона, пятый подземный уровень. Вам небось невдомёк, как это я, тихий да смирный, вдруг в таком месте прописался? Раньше-то я бы нипочём не признался перед честными людьми, а теперь чего уж. По правде сказать, я кое-кого шлёпнул, да. Убил то есть двух богатеньких дядечек, чтобы поживиться ихними денежками. Ну а дальше сами понимаете – пошёл по скользкой дорожке. Уж очень я денежки любил, а себя с денежками - того пуще. Вот эта самая дорожка меня в Красные Ключи и привела. На двенадцать лет прописали, вот так вот. Не скажу, чтобы мне здоровски понравилось, но всякие прочие варианты были ещё хуже, так что мне, можно сказать, свезло.
Порядки в Красных Ключах известные. Утром охрана обходит камеры, чтобы, значит, проверить, как спалось, ну и порядок навести, если что. Охрана, надо сказать, в Красных Ключах нашего брата очень не любила. То есть, конечно, ни в чём таком это не проявляется, дисциплина на высоте, но вот глаза – да… глаза… плохие у них глаза. Злые. Ну и, конечно, любое нарушение режима тут же фиксируется и доводится до администрации, а с адиминистрацией шутки плохи, ох, плохи... Это я о чём толкую? Ох ты, совсем, кажись, разваливаюсь, не помню ничего. Плохо это, вот что я вам скажу.
А, ну да! Это, значит, я про Красные Ключи. В семь ноль ноль - проверка камер. Потом завтрак. Кормили отвратно, хотя и с пользой для здоровья. Да, здоровьишко наше драгоценное берегли. Как умели, так и берегли. Сейчас-то, небось, уже не то, что раньше, наверное, да – небось, до сих пор за меня расплачиваются... О чём бишь я? А, ну да, про кормёжку. Кормили, значит, полезно, но очень уж невкусно. И газы от этой дряни – хуже чем от бобов. Короче, поел, отперделся, и на прогулку. Ну, к прогулке разное отношение было. С одной стороны, лучше уж в камере, мало ли что. А с другой – хошь ни хошь, а человеку нужно бывает на солнышко посмотреть. На живое солнышко, а не на лампочку. И чего ты там говори не говори, а он, значит, пойдёт на солнышко смотреть. Хоть чуточку. Ну да вам тут не понять. А там – совсем всё по-другому, вот так вот.
Ну, значит, того парня к нам привели в аккурат на прогулку. Типа, знакомиться, чтобы потом проблем не было. Мы ж в Ключах тесно жили. Хотя – в те годы везде было тесно. Уж не знаю, как сейчас – может, попросторнее стало. Жаль, если так. Хотя теперь-то мне чего - не мои проблемы, и всё тут.
И вот этот парень, Иван – он со всеми познакомился, поговорил, а потом уже сказал мне одному:
- Сэм, - говорит, - тебя ведь Сэм зовут? Ты мне нравишься.
Я, значит, на него такими вот глазами смотрю, и быстренько в сторону. Ну, думаю, ещё этих дел на мою жопу не хватает.
А он улыбается:
- Не бойся, - говорит, - я не педик. Просто у тебя умный вид, я люблю умных людей, с которыми поговорить можно.
Ну, я расслабился как-то. Доброе слово и кошке хорошо. Это такая пословица, меня ей научил Игорр, тоже русский мафиозо. Как он оказался в Ключах – про это толстую книжку написать можно... Да я ж не про него же рассказываю. Мы ж про Дэнниса толкуем, правда? В общем, мы так с ним малешко замутили разговор, и чувствую – мне этот парень тоже начинает нравиться. Как-то так.
В общем, через недельку подали мы в администрацию заявление, насчёт общей камеры. Тогда в Ключах порядки были, прямо скажем, не очень либеральные. Но на такие вещи смотрели спокойно. Камеры-то всё равно двухместные. Если кто-то с кем-то хочет махнуться койками – да нет проблем. Главное, чтобы порядок был. Люди-то у нас разные. Вот как я, или тот же Игорр – за ним трупаков немеряно, мало ли чего. Хотя, конечно, бывали и которые тихие, смирные. По финансовым делам спецы, или там ещё как-нибудь. А что? Денежки-то нужны. А честным трудом не заработаешь на каменный дом. Игорр так говорил. Ну да это ж не он придумал. Жизнь научила, так-то.
О чём бишь я? Да, о том парне, Иване Дэннисе.
На самом деле его хитрее звали. Дэннис-овисч, как-то так. Это только второе имя, а было ещё и третье, но я его совсем выговорить не мог. В общем, по документам он проходил как Дэннис.
Он про свой план мне не сразу, конечно, рассказал. Присматривался, значит. Долго присматривался. Месяца три где-то вместе прожили, койка в койку. Вот так вот, рядышком. И друг про друга всё знали: и как ноги пахнут, и как трусы, и кто во сне воздух чаще портит. Всё узнаёшь. Ну и принюхались мы друг к другу, ясен пень.
Потом-то, когда меня допрашивали, всё смеялись: дескать, он тебя, небось, на психологических тестах прокручивал, реакции всякие проверял. Я молчу, киваю, дурака из себя строю. А сам думаю: не понять вам, мозгоправы, простых людей. Никаких этих ваших тестов он на мне не крутил. Просто по-человечески мы с ним были. Вот.
Но, в общем, сошлись мы. Без этого самого, без задниц. Просто как два мужика в хорошем смысле.
И тогда он мне про план рассказал. Про побег то есть.
Ну, сам по себе план был понятный. Захватить вертушку. В Ключах была вертушка, на случай экстренной эвакуации персонала в случае бунта. Иван сказал, что такую технику он знает, ещё по армейской службе. И знает, как отключить все эти электронные блоки от контрольки. Ну и махнуть прямиком через границу. Потому что, дескать, есть у него способ обойти граничный контроль, а дальше он знает координаты одного места, где солнышко, море и фрукты. И туда может нас обоих закинуть за милую душу, если только я ему чуточку помогу.
Ну да не в том соль. А в том, что до вертушки ещё добраться надо. Такие вещи они знаешь как охраняют? Только сунься, и всё. Хоть ты кто, а пристрелят за милую душу, и не посмотрят на права человека, и сколько отдал за постой, тоже не спросят. Сурово там всё, а вы как думали.
Я ему вот это всё говорю – а он мне, значит, и говорит:
- Вот за этим ты мне и нужен, братан.
И я поверил. Потому что я крепкий парень был. Теперь-то уже не то, а тогда мог хоть кого завалить. Силы во мне было много.
Значит, говорили мы с ним, говорили, и я вроде как стал согласный. Ну, хули ж. Свобода, солнышко, жрачка, бабы. Главное, конечно, бабы... Эх. В Ключах-то, сами понимаете, с женским полом напряжёнка была. Тогда думал - десять лет жизни отдал бы, чтобы с бабой поваляться. Это вам не понять – извините, барышня.
А почему поверил, что он справится? Не знаю. Вот просто поверил. Ты или человеку веришь, или нет. Туда или сюда. Я поверил. И не жалею, хотя, конечно, стрём вышел сильный.
Знал бы я, что на уме... А хоть бы и знал? Вот хоть режьте меня – не знаю, как сделал бы. Может, и сдал бы его. А может, нет. Сам не пойму. Тыщу раз себя пытал, а ничего не выпытал. Наверное, не надо мне того знать. Что было, то было.
В общем так. Договорились мы – идём, значит, на рывок. Иван всё что надо приготовил, я тоже, значит, собрался. Время назначили, как сейчас помню, на вторник, утром.
А в понедельник вечером начался бунт.
Пошли злодеи через южную стену. В Ключах южная стена самая защищённая была, зато охрана вечно ворон ловила. Потому что чего напрягаться, ежели отсюда не рыпнутся. А злодеи рыпнулись, такой лавиной, какую я за всё то время, что в Ключах, не видывал. Прямо как муравьи стену облепили и лезут. Их из станеров дых-дых, они вниз сыплются, а там уже новые, трупы как в волне тонут. Страшное дело.
Охрана, естественно, рванула на посты, а нас оставила без присмотра. Дескать, сами как-нибудь с собой управляйтесь, пока тут такие дела творятся.
Ну понято, Иван решил, что лучшего времени не будет. Чего ждать-то, когда все на стене? Надо, значит, идти.
Как дошли? А чего рассказывать, я на допросах каждый шаг рассказал, не хочу больше. Дошли, в общем, нормально. В другое время нас тридцать раз взяли бы тёпленькими. А тут – как нож в масло. Я пятерых сам положил, Иван одного тоже грохнул. Шею свернул, как кошке. Этих не жалко было, тоже из злодеев, только нанятые. Только уже наверху, когда к вертушке поднялись, пришлось убить человека настоящего. Молодой парнишка, жаль его, а надо было. Я его быстро прикончил, как тех двоих. Навалился и череп пробил. А что поделаешь? Не мы такие, жизнь такая.
И вот, значит, садимся мы в вертушку. Я такой техники сроду не видел – везде приборы какие-то, экраны, цифирки на них. Иван, значит, копается, настраивает, потом вроде настроил и говорит этак спокойненько:
- Ну, Сэм, плохи наши дела. Или пан, или пропал.
Я как-то забеспокоился. Уж больно нехорошо он это сказал. Смотрю, и лицо у него бледное. Спрашиваю на всякий случай:
- Ты же говорил, дело верное?
А он мне:
- Понимаешь, тут нет внешнего сканера. Совсем нет. Выскочить мы выскочим, а куда – не знаю.
Что такое внешний сканер? Ну, в общем, внешний сканер – это штука, через которую видно всякие места за границей. Их вообще-то очень много, больше чем дофуя, вот только приличных почти нет. И без внешнего сканера ты фиг чего найдёшь. Влипнешь в какое-нибудь дерьмо, вроде как у нас. Или ещё чего похуже.
В общем, Иван сказал такую вещь. Что он попробует ввести координаты того места, что он себе присмотрел, вслепую. А там как получится. Или вынесет, или не вынесет.
Конечно, так нельзя. Но сами прикиньте, нам-то уже терять нечего, за убитого охранника мы бы не расплатились. И попёрли бы нас из Ключей – считай что на тот свет, потому что выжить снаружи нам уже по возрасту не светило. Ни мне, ни ему. Так что тут и в самом деле – пан или пропал.
И вот когда мы уже в капсуле уселись и надо закрываться и переходить в спецрежим, прямо в зал высыпает огромная толпа злодеев. Впереди прёт громила, весь в чешуе, в лапах две дубины, вот как мои ноги, только железные, а может, с ураном внутри, они любят с ураном. Вокруг помельче – разноцветные, с гребнями, уже и на людей-то непохожи. Один, помню, пярм на бегу объедал ногу в синей штанине – видать, у охранника оторвал, а может, у охраняемого, уже непонятно.
Тут-то мы и поняли, до чего вовремя этот свой побег затеяли. Потому что у злодеев всё получилось. В коем разе получилось.
И тут прямо к нам, смотрю, бежит человек. Комендант Красных Ключей, с перекошенной рожей. Эвакуироваться, значит. А у нас-то совсем другие планы.
И вот тут Иван повёл себя как настоящий псих. Открыл капсулу и руками машет – дескать, давай сюда прыгай. А тот, не будь дурак, достал пушку и шмальнул Деннису прямо в бошку. Я и пёрнуть не успел, как у Денниса полмакушки снесло. Вот так прямо и снесло, а мозги по всей капсуле разлетелись.
Я бы, наверное, сдался. Чего уж там-то. Вот только уже не пришлось, потому что Иван свалился прямо на стартовую клавишу. Ну и, значит, вертушка включилась – без сканера, без всего, чёрт знает куда, по тем координатам, которые Иван ввёл. Я и ахнуть не успел, как всё завертелось, и меня к вам вынесло. Хорошо ещё, успел капсулу закрыть, а то размазало бы меня по всему гиперу. Повезло мне, чего уж.
Меня потом всё пытали – как да что с вертушкой. Ну что вам сказать, не физик я, не знаю, как эта хрень устроена. Меня ваши самолёты тоже сначала прикалывали: это ж надо, железка по воздуху летит. Потом привык. Зато у нас есть такие штуки, которые через гиперпространство вещи прокручивают. Ну и у вас такое будут со временем, ваши физики нашу вертушку на кусочки разобрали, теперь никак собрать не могут. Ну соберут когда-нибудь, не дураки же. Я про эти дела вообще мало знаю. Только знаю, что даже в пределах нашего места это дорогое удовольствие, примерно как у вас в Автсралию слетать. Но это ещё ничего. А если за пределы своего пространства ломануться, где другие места начинаются – это как вам в космос, в смысле по цене энергии получается. После нашего побега Красным Ключам лет десять за плазму расплачиваться придётся. Что? Плазма – это что-то вроде вашего электричества, не знаю подробностей. Я же простой человек, вообще-то, просто мне повезло. Попал всё-таки в нормальное место, где солнышко и фрукты.
Нет, ну не всё у нас так плохо. Вот после первой термоядерной – да, плохо было. А ко второй уже подготовились, построили убежища вроде Ключей, где можно как-то жить. Камеры свинцовые, стены толстые, еда на гидропонике, можно до пятидесяти лет протянуть. Не то что снаружи – там нормальные люди дольше двадцати не живут, только злодеи, в смысле мутанты. Поэтому убежища охранять приходится. А это всё денег стоит, и немаленьких. Так что убежище могут себе позволить только люди состоятельные, вроде нас с Иваном. А вы как думали? То-то же.
Почему все по другим местам не разбежались? Да я ж говорю: за пределы нашего места заброситься – это море плазмы. Хотя если у кого есть бабки, те, конечно, ноги делают. В основном во всякие безлюдные миры. Или в недоразвитые. А в миры типа вашего это дело строго запрещено. Потому что вы можете понять, как устроена вертушка и залезть к нам за каким-нибудь хреном. Мне-то всё равно, я считаю, у нас ловить нечего, вот только объясните это нашему правительству. Хотя у вас тоже правительства не лучше, просто много их. Хрень какая-то эти правительства, вот что я вам скажу.
Но всё равно бежать стоило. Потому что у вас классно. Даже радиации нет, и озоновый слой целёхонький, так что можно под солнышком загорать. Никак привыкнуть не могу, чтобы загорать под солнышком. Кайф-то какой. И пиво. У нас-то спиртяга из органических отходов делается, какое там пиво. Ну и бабы, уж извините, барышня. У нас-то бабы только для высокого начальства, мало их делают. В смысле, в биоконтейнерах. А как ещё? После второй термоядерной у нас полная стерильность в естественном смысле. Нет, злодеи как-то плодятся, а люди нет. Чего-то у нас с генами. Ваши биологи меня на кусочки разбирали, выясняли, что да как. Ну, может, до чего-нибудь докопаются. Не дураки же они, правда?
А мне на всё это, честно говоря, положить. Вот так вот - положить и всё тут. Я уже пять лет как здесь. Денег на скромную жизнь хватает. Потому что это вам она скромная, а я всё никак привыкнуть не могу. Сижу тут в шезлонге, пивко потягиваю, на носу у меня тёмные очки, а в душе одно большое лето. Даже как помирать буду – всё равно будет лето, вот как-то так.
И за это спасибо Дэннису, хоть он был и на всю голову дурной псих.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments