Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

:)

ЗК, прода

Глава 41, в которой наш непутёвый герой неожиданно встречается со старинным знакомцем, отчего впадает в беспокойство

ФРАГМЕНТ:

Мысль о еде тут же и материализовалась: до козла донесся аромат свежей капусты. Пошевелив ноздрями, он сообразил, что запах идёт из крохотной улочки с трудновыговариваемым названием Harninkontinenzabstellgleis. Там находилась зеленая лавка Курцшнорхелей. Это была очень милая пара, буквально созданная друг для друга - контролёр и душечка. Их отношения были зарегистрированы в ратуше и назывались браком. Козёл никак не мог понять, что это такое, пока ему не объяснили, что состоящие в браке имеют официальное право воздействовать друг на друга своим подавляющим полем. Септимой про себя подумал, что это какое-то извращение, но благоразумно придержал свои мысли при себе. Жители Бибердорфа считали свои порядки если не идеальными, то единственно приемлемыми - во всяком случае, для себя.


Прошу знающих немецкий поправить мои дилетантские опыты в словообразовании там, где это необходимо.
:)

Факап, прода

Немного продолжил эту затянувшуюся историю (всё более смахивающую на производственный роман).

Читать с главы 23.

Фрагмент:

Ладно, про Майю.

В общем-то, она, наверное, мимо прошла бы. Но ей очень не хотелось обратно, поэтому она предпочла меня всё-таки вспомнить. Я воспользовался случаем, так что вместо заседания мы пошли на соседний этаж пить кофе. Кофе, правда, оказался так себе, зато там был чудный кукурузный виски, очень мягкий, как я люблю. С которым я Майю и познакомил. Ну а потом мы полетели смотреть на вечернюю пустыню, и, в общем, на этот раз она меня не отшила.

Хотя я понимал, что это не всерьёз. Просто ей было очень одиноко. Бывает такое с женщинами. Пользоваться этим можно, почему нет, всё равно кто-нибудь попользуется. Но надо знать меру и не перегибать палку, чтобы не выглядеть идиотом. Поэтому на следующее утро я не стал лезть и приставать, а чмокнул в щёчку и пошёл по делам: решай, мол, сама, нужно тебе продолжение или нет. Она поняла правильно и посмотрела благодарно. Типа - всё правильно сделал, Яша, я подумаю.

ЗК, прода | коррекция словаря

Глава 23, в которой послушная дочь внемлет материнским речам, но в конце концов предаётся разнузданности

Фрагмент:

Красный зал, как обычно днём, пустовал. Её любимый столик возде камина был свободен и не на резерве. Она приказала Ветерку избавить её от балаклавы - здесь это было можно - разлеглась на персональной джутовой подстилке и заказала сухарики с майораном и крупной солью. Эти сухарики Гермиона могла есть в любое время и любом количестве. Раньше их ей приносила из клуба мама - в качестве редкого лакомства. Зато теперь она могла их есть сколько угодно, потом вздремнуть и снова поесть. Иногда она думала про себя, что пошла в Комиссию по энергетике главным образом затем, чтобы вечерами лежать на джутовой подстилке в Красном зале с ведром сухариков.

Медленно перемалывая челюстями первую горсть, она устроилась на подстилке поудобнее, протянула под столом передние ноги и положила голову на мягкую настольную подушку. Думать ни о чём не хотелось. Хотелось смотреть на огонь в камине, где, выстроившись строем и маршируя, горели маленькие. Один, с прогоревшими ножками и обугленным животиком, уже упал, но и так старался быть полезным - отгребал горящими ручками золу от края, чтобы не летело на пол.

Мир Золотого Ключа. Краткий толковый словарь (подкорректирован под реалии)

Фрагмент:

ГОЗМАН. Искусственная А-основа, происхождение неизвестно. Внешность характерная. Отличается неудобоваримостью: мясо пропитано ядовитой желчью, кровь содержит отравляющие вещества, неописуемо мерзкий вкус которых сохраняется во рту от нескольких месяцев до нескольких лет. Насильственное кормление мелкими частями гозмана является распространённым соборным наказанием за косяки средней тяжести. См. также Кровавый навет.
:)

ЗК, прода

На этот раз весьма трагическая.

Глава 13, в которой две души разрываются между страстью, честью и долгом, но ничем не утешаются вполне

Фрагмент:

- У меня не очень хорошие новости для вас, - сказал цилинь, не сделав и попытки прилечь.

- Что случилось? - подобралась лиса. - Я что-то сделала не так?

- Это не связано с вашей работой, госпожа Алиса, - вздохнул единорог, устраиваясь на полу. - Я имел в виду результаты последних экспериментов над вашими тканями. Они неутешительны.

- Я знала об этом позавчера, - голос лисы стал чуть хриплым, как будто у неё пересохло горло. - Вектора оказались живучими, так? Никакие средства не действуют?

- Именно так, - цилинь склонил голову. - Наших знаний не хватает.

- То есть вылечить меня невоможно? - голос лисицы не дрогнул.

- Боюсь, в обозримое время мы не сможем вам помочь, - цилинь качнул рогом, сияющая белая искра на его кончике дрогнула. - В связи с этим извещаю вас о том, что на вас официально налагаются долговременные ограничения, в том числе связанные с личной жизнью.


Ну и, конечно,

Глава 14, в которой Буратина сначала испытывает муки голода, а потом подвергается смертельной опасности

Фрагмент:

Папа Карло пропадал целыми днями и возвращался запоздно. Хуже того - он не всегда приносил с собой еду.

То, что еда не берётся из воздуха и чего-то стоит, деревяшкин понимал отлично. Но в вольерах её можно было заработать за счёт баллов или на спарринге. Что касается папы Карло, подобных проблем у него не было: в права человека входило и право на бесплатную кормёжку - комбикорм и маргарин по физиологической норме. Однако доктор Коллоди почему-то предпочитал вино, сыр и молодую телятину. Пересматривать своё меню в сторону большего реализма доктор категорически отказывался, однако скромные доходы лаборанта шиковать не позволяли. В принадке пищевой меланхолии доктор обменял в хозчасти свой месячный паёк на головку пармезана и канистру кьянти, а все приработки тратил на мясные обрезки из лабораторий. Это позволяло ему хоть как-то сводить концы с концами.
:)

слегонца начирикал

Давно ничего не писалось - похоже, из-за пониженного сахара.

Вот решил размяться перед трудами более достойными. Это, конечно, именно что разминка, "бряцание ржавых струн". Так что прошу некоторого снисхождения.

Да, всё остальное, что начал и не закончил - закончу.



ARBEITER

2020 год, Москва

Кирюша проснулся в половине одиннадцатого. Поворочался на пуховике, дотянулся до сенсора, вжал палец в истёртую подушечку. Из стены выдвинулся на подставке стакан холодной минералки с кофеином. Киря схватился за стакан двумя руками, втянул в себя холодненькое и без сил откинулся на подушку.

Через пару минут утренняя каша в голове благополучно сварилась до съедобности, стали видны отдельные мысли. Масляно блеснули вспоминаньица о вчерашней тусе: зажгли в «Атлантисе», потушили в «Коламбусе», пьянцы и танство, водка-оранж, микс-транс, гоу-гоу. Одно плохо: напиться получилось, а сколько-нибудь сносного секса ни в «Атлантис», ни в «Коламбус» так и не завезли. Карточка, скорее всего, полегчала рублей на триста новыми. Если вообще что-то осталось. Теперь перед ним стоит обычная задача: провинциалу средней привлекательности надыбать в столице денежек в течении трёх дней. Содомию и тяжёлый физический труд не предлагать. Или… Кирилл поморщился, осознавая, что заниматься сейчас придётся именно что тяжёлым физическим трудом.

Он выбрался из спального бокса, захлопнул дверцу. Тут же в кармане пискнуло: коммуникатор оповещал, что на его счету образовался очередной должок. Увы, на оплату спального места (личная сота, четыре квадратных метра, сто двадцать метров под землёй, Бескудниковский жилкомплекс) уходила львиная доля заработанного. Учитывая свободный образ жизни Кирюши и неаккуратность платежей… Ну да на всё воля аллашья, Будда её сознай.

В ближайшем кафе не нашлось свободного ноутбука, в несколько более отдалённом – праздновали чью-то свадьбу. Пришлось переться в дорогой «Кофе-тун». На счастье, любимый столик оказался свободным. Под шум осеннего дождя в исполнении Ростроповича-младшего («Кофе-тун» был современным заведением и в его залах никогда не звучало ничего, кроме экологически чистых звуков, и уж тем более никакой музыки) он пролистал меню. Нового ничего не было, кроме лазаньи с трюфелями. Ловко подъехавшая кофеварка выдала ему презентационный ристретто, ноут, а также ненавязчиво предложила поработать в самом кафе – порулить немного кофеварками и грильницами. Предложение была неплохое, но требовало квалификации. Кирилл предпочитал простую заводскую работу.

Поиск по жоб-сайтам довольно быстро вывел его куда надо. «Сиверссталь» нуждалась в грузчике на рельсопрокатный завод. Дальше очень удачно, - с небольшим перерывом, как раз достаточным, чтобы восстановить силы. - образовывалась вакансия шпалоукладчика на восстанавливаемом БАМе. Потом можно было немножко послужить в Вооружённых Силах, и дальше снова грузчиком, на сей раз за границу, склад в Чаньджоу. Напоследок предлагалось порулить автомобилем со спецпропуском – в пределах Садового Кольца.

Кирюха надел наушники и принялся размышлять. Такое сочетание заказов попадалось ему не часто. Расценки были очень приличные: шёл июль месяц, рабсилы не хватало. Особенно хорошо платили китайцы: демографический кризис тянул Поднебесную вниз, рабочие руки были на вес золота. Правда, взяться за всё сразу означало гробиться, не разгибая спины. Но деньги были нужны срочно – причём много. Поднапрячься имело смысл.

Молодой человек вздохнул и проставил галочки против всех заказов разом. В последний момент всё-таки вычеркнул автомобилевождение: рулить в пределах Садового и не нарваться на штраф ценой в ползарплаты мог только высокий профи.

Не давая себе возможности отменить ещё что-нибудь, Кирилл подтвердил согласие и подключился к серверу завода.

На экране ноута вырисовался цех, очень напоминающий подземелья игры «Stardunce XIII», только вместо оружия перед ним маячили клешни погрузчика. Вдали виднелись ещё два таких же, слева стояла на паучьих ногах железная башка бригадира, покрашенная жёлтым. Вдали виднелся корпус какого-то более благородного начальства – цвета маренго. Судя по всему, это был топ-менеджер, заглянувший в цех по каким-нибудь учётно-контрольным надобностям.

Молодой рабочий набрал код, активизируя программу тележки, повозил её мышью взад-вперёд, проверяя сервоприводы. Вжал левую клавишу, подкручивая боковое колёсико – клешни потянулась вперёд, звонко щёлкнув. Конструкция была знакомая, на таких он уже работал. Так что, не долго думая, набрал код готовности и нажал ввод.

- Ты бля! – реванул в ушах пропитой бас бригадира. – Сюды мухой бля, кому сказал ёпта!

Киря поморщился. Он-то знал, что бригадирами и прочими мелкими погонялами обычно работали интеллигентные бабушки с высшим образованием, обычно те же самые, что озвучивали порночаты и интерактивные видеоинтимсалоны. Соответствующий тембр и интонации придавал речи компьютер, он же вставлял слово «бля» и другие традиционные обороты, без которых, как утверждали психологи, работа не спорится. Здесь использовалась какая-то старая программа – бас был уж очень ненатуральный, с отзвякиванием на йотированных гласных.

Он повёл мышкой. Погрузчик, деловито позвякивая, покатился по полу.

- Так бля, - бригадир вытянулся на хлипких ножках, тщась придать себе грозный вид. – Все бля слышат? Хуи из ушей вынули и слушаем бля внимательно. Вон ту гору хуйни (в наушниках что-то запищало – озвучивающая бригадира бабуся ошиблась в термине) – то есть бля это… штабель хуёвин (в наушниках удовлетворённо хрюкнуло) все видят?

Киря повёл телекамерами и обнаружил в пределах досягаемости гору штабель каких-то железяк, по виду – двутавровых балок.

- Всё расхуячить нахуй, - давал вводные бригадир, - длинные хуйни хуярить вот сюда (взмах конечности), короткие складировать бля на месте. Задание поняли нахуй? Хуярим быстро! Кто нахуярит допизды, тому плюс десять бонусов бля от суммы контракта. Ебать!

Грузчики бросились к штабелю с намерением расхуячить его поскорее. Опытный Кирилл подождал немного, потом спокойно подъехал с краю. Пока наивные молодые рабочие дёргали за торчащие хуёвины, раскачивая кучу, Кирюха спокойно снял клешнями несколько двутавров, переложил в гнездо на спине, так загрузился по полной и поехал в указанном бригадиром направлении¸ по ходу дела заказав каппучино и миндальные пирожные.

Тяжёлый, монотонный труд продолжался тридцать две минуты. Когда Кирилл отключился, на его счету было достаточно, чтобы расплатиться за ячейку, и даже образовался небольшой задел: он таки получил десять бонусов от суммы контракта, что составило приятный приварок к основному заработку.

На отдыхе он скушал лазанью, а кофеварка сделала ему латте. После чего наступил черёд шпалоукладки.

Он ожидал увидеть тайгу или тундру, но на экране возник какой-то тоннель, скупо освещённый красным светом. Поморщившись, он сменил свет на зелёный – так ему больше нравилось.

Механизм, которым предстояло управлять, оказался менее знакомым, чем грузчик. Это была какая-то хитрослаженная хреновина, так что потребовалось минут пять, чтобы разобраться с функционалкой и доложить о готовности.

- Так бля, - бригадирский голос в наушниках почти не отличался от сиверстсталевского, - Мухой ёпта сюды, кому бля сказал! Короче у тебя на спине эти хуёвины бля. Снимаешь их и ложишь сюды бля аккуратно. Неебательски аккуратно, поял, нет? Чтоб всё заебись ровно было! Если за смену всё уебенишь, плюс двадцать бонусов как с хуя. Ну чё вылупился? Пиздячь, бля, сцуко!

После сытной лазаньи Киря отяжелел и много отвлекался – так что двадцати бонусов он не заработал. Но вознаграждение всё же было хорошим. Чего уж там – отличным.

На сей раз в качестве релакса молодой рабочий заказал кальян. Сняв наушники, чтобы слушать шум дождя, он, прикрыв глаза, отдыхал от трудов.

Очередная работа его ждала под пронзительными голубыми небесами Кавказа: на следующие сорок минут он душой, мышкой и клавиатурой принадлежал бригаде Гигантских Человекоподобных Роботов, охранявших чеченско-ингушскую границу. Быстренько подтвердив своё воинское звание (Кирилл был настоящим мужчиной – отслужил два месяца танком в Четырнадцатой бригаде, а потом месяц водомётом в московском ОМОНе, даже участвовал в легендарном штурме Газпром-Сити) и приняв присягу, он быстро увидел перед собой горный склон и услышал сержантский мат.

Работа оказалась знакомой. Человекоподобные Роботы строили очередной дворец для кого-то из династии Кадыровых.

-- Так блиад, - компьютер придавал голосу сержанта гипертрофированный кавказский акцент, видимо, чтобы наводить ужас на подчинённых, - слюшай сюда, блиад. Мухой сюда ёпта, свыння, блиад…

В течении следующих сорока минут Кирюха вырубал плазменным тесаком котлован под фундамент малой лестницы будущего дворца. Лестница планировалась километровой длины, так что посреди трудов ему пришлось заказать два бокала хорошего коньяка и тартар из лосося: необходимо было развеяться.

Кирюха отдыхал перед складской работой, когда его кто-то хлопнул по плечу. Обернувшись, он узнал своего приятеля, Витю Мамлеева. Впрочем, приятелем этого малохольного типчика назвать было, пожалуй, жирновато – честно говоря, так себе знакомство. Да, с ним иногда было весело отжигать в барах. Но со временем они встречались всё реже и реже: жизненные траектории решительно и неуклонно расходились. Киря всё больше ощущал себя настоящей рабочей косточкой, а вот Вит опопсовел и пошёл в интеллигенты, причём в самую презренную их касту – в журналистику.

Тем не менее, на этот раз Кеша был кстати: перед предстоящей работой на складе как раз хотелось с кем-нибудь потрепаться, желательно вживую. Поэтому он радушно подвинул своё ноут, освобождая место для Витькиного чемодана.

Вит плюхнулся на соседний стул. Выглядел он, как обычно, неважно: низенький, рыхлый, с расплывшейся от гиподинамии тушкой, скукоженный, плешивый. На фоне широкоплечего Кирилла, не пренебрегающего спортзалом и солярием, он смотрелся как типичный интеллигентский задохлик.

- Привет, привет, - замямлил Мамлеев, раскладывая свою машину. – Очень рад тебя видеть… Чем занимаешься?

- Да как сказать… - лениво протянул Кирюха. – Сейчас вот буду на китайцев пахать. Это у меня на сегодня последнее. А потом в бар. Зажжём в в «Коламбусе», наверное. Пойдёшь?

- Извини, не могу… - Вит похлопал глазенапами. – У меня вот статья срочная для «Делового Еженедельника». Двадцать тысяч знаков как с куста. Это до ночи, считай, сидеть. Или всю ночь, как получится.

- Ну, как знаешь, - Кирилл почувствовал, что уже теряет едва пробудившийся интерес к собеседнику, и решил его подстегнуть. – О чём хоть статья-то?

- Да такая… исторического типа. Про трудящихся в современном мире. С левых позиций. Ну, левые позиции я пропишу, а вот историческая справка… тут повозиться надо. Тут же целая история. Ты знаешь, например, что физический труд людей массово использовался ещё в начале нашего века?

- Витенька, вот я лично каждый аллаший день физически тружусь, - напомнил Кир. – Круглое катаю, плоское таскаю. И то же самое делает ещё Будда ведает сколько народу. Так что не надо ля-ля про физический труд.

- Я же не про это, - растерялся Вит. – В смысле – без этих роботов радиоуправляемых. Руками-ногами работали люди. А потом начался демографический кризис на фоне всемирного экономического подъёма, вот тут роботы стали выгодными, я про это и хочу, сейчас мало кто помнит, думают, всегда так было…

Кир поскучнел. Похоже, лучше было бы взять ещё коньяка.

Виктор почувствовал нерасположение собеседника и засуетился.

- Ну ты извини, я, наверное, за соседний столик пересяду… Мне сосредоточиться надо. Двадцать тысяч знаков всё-таки. Ещё почитать кое-какие материалы…

Кирюха уже надевал наушники. На экране появился склад в Чаньджоу, забитый мешками с удобрениями. На горе мешков восседал китайский бригадир - на паучьих ногах, с железной башкой, крашеный облупившейся зелёной краской.

- Ты бля! – в наушниках реванул натуральный русский бас, совершенно неподдельного тембра. - Сюды бля мухой, кому ёпта чё непонятно! Значит бля так: видишь вот эту хуерду? Грузишь бля себе на горб по двадцать хуёвин и пиздуешь вон туда, там сгружаешь. Час на всё про всё. Хуйнёй кто будет страдать – клешни вырву домкратом. Поял, бля?

Молодой рабочий двинул мышку вперёд, направляя тележку и пощёлкивая клешнями. Краем глаза он заметил, как Витя за соседним столиком барабанит по клавишам, близоруко вглядываясь в монитор.

«Давай – давай, долби, балаболка журналистская» - подумал он, кликая по левой пимпе. – «Небось, пиздеть – не мешки ворочать».
:)

плюшками балуемся

Под настроение накропал небольшой хулиганский рассказик на украинскую тему. Один мой знакомый, его прочитавший, порекомендовал обратиться с ним на какой-нибудь политический сайт. Я так и сделал - и, к моему величайшему удивлению, рассказ взят на публикацию Агентством Политических Новостей, за что ему спасибо.

Итак, читайте: Украинское счастье. Текст выполнен как набор цитат из новостной ленты АПН. Не спутайте его, пожалуйста, с настоящими новостями.

Да, на всякий случай предупреждаю украинцев и им сочувствующих: данный текст не преследует никаких политических целей. Это просто шутка, возможно - несколько затянутая. Ну что ж поделать, если Чехов сейчас занят другими делами.
:)

Самоотчёт

Что-то меня давно здесь не было. А хорошо ли это? Нисколько не нехорошо.

С другой стороны, что писать? Анонсировать особо нечего, ибо ничего особенного не пишу. А то, что пишу - в состоянии андер конструкшн, и пребудет в нём непонятно ещё сколько колов времени. Нехорошо? - Опять же, нисколько не хорошо.

Попробую-ка я про жизнь написать. Интересного в ней, правда, мало, поэтому позаимствую малость чужой жизни, которая до меня каким-нибудь боком касаема.

...Вот нашлись хорошие люди и довели до моего сведения, что некий г-н bashar потратил время на чтение моих рассказиков и очень об этом времени пожалел. И не поленился пригвоздить меня к позорному столбу вот в таких энергических выражениях. Даже дисклеймер на моей страничке вызвал у него живейшее неприятие. Ну - случается же, в самом деле, вот такая антипатия меж людьми, что тут поделаешь.

...А попутно на форуме "Нуль-Т" некий Павлицын Геннадий Андреевич, изъясняя свои литературные вкусы, наткнулся на упоминание моего скромного имени и не менее энергически заклеймил моё грязнописание. Заклеймил не абы как, а из соображений гигиены. Опять же, ну что тут поделаешь: ну любит человек всяческую гигиену.

...Ну, а бывший работник идеологического фронта, а ныне редактор серии "Азбука-Классика" г-н vvladimirsky и вовсе на меня разгневался. Знать, не судьба мне и мечтать когда-либо издаться в подарочном издании в "Азбуке", которая "Классика". Да кабы из остальных местов повороту не дали. И поделом, небось: книжки писать - дело серьёзное, а я человек несертифицированный, опять же и душевная гигиена должна быть на высоте качества. А какая у меня в душе может быть гигиена, если я базовый курс Высокого Воспитания по добрым и мудрым книгам Стругацким не осилил? Вот то-то. Хотя ведь читатель АБС я усердный и внимательный, уж в этом-то не извольте сомневаться.

...Эльфы что-то затихли, больше не пишут. А украинцы всё ещё иногда ругаются, но уже меньше. Подобрели, значит. Или просто на другие дела отвлеклись. Много у них сейчас всяких дел, а будет и того больше. Тому що свобода и незалежность - это вам не сало трескать.

...И до кучи: а на улице - зима, зима, зима. "И уносят меня, и уносят меня в звенящую снежную даль" (с). Надо бы прикупить валенки и мурмолку, чтобы темечко не мёрзло. "Голову и ноги теплей укрывай, а во всём остальном зверям подражай".

Пойду займусь приготовлением кофе.

Да, вот ещё беда: гвоздика закончилась.

Да, и коньяк тоже закончился. Это не то чтобы актуально в текущий момент времени, но к вечеру я об этом вспомню обязательно. Незлым тихим словом вспомню. Если не разживусь им, родимым, в течении дня. А ведь не разживусь, это я заранее могу сказать.

Так оно всё у меня и движется: медленно и неправильно.
:)

(no subject)

Между всем прочим, купил эксмошный сборник "Перпендикулярный мир",

в котором есть мой рассказик про Стюарта Кельвина Забужко. Главред, правда, зачем-то приделал к нему другое название ("Вариант "Омега"), снеся имя маленького украинского мальчика в подзаголовок.

Но вообще в сборнике много хорошего. А именно:

Предисловие      
Владимир Березин Грань облака Предисловие c. 7-16
ПОВЕСТИ      
Олег Овчинников Кокон Повесть c. 17-132
Геннадий Прашкевич Белый мамонт Повесть c. 133-204
Юлий Буркин Королева белых слоников Повесть c. 205-268
Игорь Алимов Пока варилась каша Повесть c. 269-318
Василий Мидянин Коричневое Повесть c. 319-382
РАССКАЗЫ      
Олег Дивов Запомним Таню мертвой Рассказ c. 383-392
Никита Красников Альфа-версия Рассказ c. 393-411
Кирилл Бенедиктов Вишня под снегом Рассказ c. 412-423
Алан Кубатиев Жертвуйте на построение рая Рассказ c. 424-433
Андрей Валентинов, Марина и Сергей Дяченко, Генри Лайон Олди Сосед Рассказ c. 434-440
Андрей Валентинов, Марина и Сергей Дяченко, Генри Лайон Олди Бурсак Рассказ c. 441-456
Андрей Валентинов, Марина и Сергей Дяченко, Генри Лайон Олди Пойдем в подвал? Рассказ c. 457-466
Александр Белаш, Людмила Белаш Полет яйца через долину Рассказ c. 467-475
Александр Бачило Фотография Рассказ c. 476-479
Михаил Харитонов Вариант "Омега" Рассказ c. 480-503
Владимир Березин Женский день Рассказ c. 504-506
Владимир Березин Хирург Кирякин Рассказ c. 507-510
Мерси Шелли Новое платье королевы Рассказ c. 511-526
Виктор Косенков Город золотых пчел Рассказ c. 527-547
Виктор Косенков Понять Маяковского Рассказ c. 548-552
Андрей Саломатов Незнакомка Рассказ c. 553-563
Юрий Бурносов Дневник Ульвургына Рассказ c. 564-572

Будем читать.

:)

(no subject)

По-настоящему качество кухни проявляется где-то через полчаса-час после ухода из заведения. Когда еда начинает усваиваться, а обычная алкогольная анестезия желудка несколько отпускает. Тут-то и начинаешь понимать, что же именно ты съел.

В большинстве московских заведений не кормят, а обкармливают. То есть дают что-то такое, что "сладко в устах, но горько во чреве". Причём дело, кажется, не только в качестве продуктов.
:)

(no subject)

Кафе "Сливки" на Баррикадной. Располагается рядом со "Швейком", точнее - на территории "Швейка".

С названием путаница: себя они вроде бы именуют "ГрандЪ-Кафе" (терпеть не могу это "Ъ" где надо и где не надо), на тарелках надпись "Сливки общества".

Внутри странновато. Стеклянные прилавки, похожие на те, которые бывают в московских кафешках средней ценовой категории (там обычно пирожные и сэндвичи). Но в сливочных стекляшках ничего такого нет - один "дизайн". Видимо, такая насмешка над "шоколадницами"? В таком случае это своего рода рекорд глупого снобизма.

Основная фишечка оформления - нелепые занавески в складочку, с претензией на вычурность, и какая-то непонятная конструкция на потолке.

Меню - италия + япония в среднемосковском исполнении. Треть позиций отсутствует: официанты объясняют это "большими банкетами", опустошившими запасы.

При всём том всё съедобно, кое-что вкусно. Обошлось мне всё удовольствие в семьдесят с чем-то. Особенного желания повторить опыт пока не чувствую.